КОМПАНИЯ АВТОРСКИХ
ПУТЕШЕСТВИЙ

(067) 466 27 21

Это интересно

Япония. Взгляд впервые

О Японии рассказывают столько всяких чудес, что поневоле начинаешь представлять себе какое-то абсолютно другое измерение. Кажется, будто бы там, на краю океана, прямо перед порогом восходящего солнца существует что-то совершенно непохожее на наш мир.


Японский язык я начала изучать случайно, без всякой на то причины. А когда впервые летела в Японию, так настроилась увидеть что-то кардиналь­но отличающееся от привычного мира, что очень : удивилась обыденности первого впечатления. Ко­нечно небоскребы, многоуровневые развязки. Может быть, размах всего этого и помощнее, чем, скажем, в Западной Европе, но в принципе его сверхестественного... И только прожив Японии определенное время, начала понимать, что различия между нашими мирами, действи­тельно, огромны. Просто они лежат не в плоскости новейших технологий, высотной архитектуры или транспортных систем, как нам обычно кажется, - они гораздо более древние и более основополагающие.


ГНЕЗДА МЕГАПОЛИСОВ


Первое, что бросается в глаза, - огромное количест­во людей. Киев тоже безлюдностью не страдает, но сравнить его с Токио невозможно - масса народа в разных уровнях и направлениях движется по центру города, толпится в метро, на эскалаторах, в гигантских универмагах... Средняя скорость дви­жения пешехода раза в два выше, чем у нас. Даже светофоры, кажется, мигают как-то нервно. Но если присмотреться или, скорее, даже причувствоваться, то можно заметить, что движение это не хаотично, а подчинено каким-то слаженным внутренним ритмам. Вроде бы каждый пешеход двигается в такт общей, быстрой и неслышной мне, иностранке, мелодии. В магазинах и на торговых улицах стоит шум - продавцы неустанно зазывают покупателей, их протяжные крики «иррашяимасе-е-е!!!» (добро пожаловать) преследуют повсюду. Сначала это нервирует, но потом привыкаешь - без этого зву­кового сопровождения уже как будто чего-то не хватает, а европейские магазины начинают казаться неестественно тихими и чопорными. В недорогих ресторанах тоже стоит постоянный шум - посети­тели громко заказывают еду, официанты громко передают подробности заказа друг другу и повару на кухню, потом так же активно сообщают, что заказ принесен - при этом необходимым условием явля­ется подробное перечисление всего заказанного... Пожив в Японии, привыкаешь к толпе и шуму - бо­лее того, жизнерадостная сутолока начинает нра­виться, в ней даже чувствуешь себя уютно. Японская толпа сильно отличается от нашей - она дисцип­линированная и доброжелательная. Там не ждешь беспорядков и подвохов. Особенно интересна толпа во время национальных праздников - наряженные в кимоно и юката женщины и мужчины, нежный, похожий на звук от копытец пони перестук деревян­ных гэта, слабый ветерок от вееров в жару. Веерами обмахиваются не только женщины, но и мужчины. В сумерках мерцают разноцветные огни от светя­щихся браслетов на руках детей и молодых женщин. Как будто все это происходит в сказочной стране...


ЧЕЛОВЕЧЕСКИЙ ФАКТОР


Наши представления о том, что у японцев черные волосы, давно устарели. Вся молодежь: и девушки, и парни - красит волосы в рыжий, иногда даже в блондинистый цвет. И еще - они что-то такое делают с волосами, что прически стоят жесткими колючками или расцветают немыслимыми одуван­чиками вокруг головы. Молодежная мода - особый разговор, ничего общего с Европой. Во-первых, вся одежда многослойная - десяток кофточек и свитер­ков, и каждый из-под другого выглядывает. Сумки обвешаны игрушками, сочетания цветов самые ди­кие. С высоченных каблуков того и гляди свалятся. Зато вряд ли вам удастся найти девушку с открыты­ми плечами, в топике или короткой юбке - тут это не принято. И что самое удивительное - как бы дико все это не выглядело, ведут себя японцы крайне вежливо. Я, наверное, никогда не забуду, как три за­клепанных во все черное панка с огромными зелено-синими прическами-гребнями вежливо кланялись мне в электричке и пропускали к выходу первой... Я очень долго не могла понять, как поступать в тех случаях, когда надо выйти из переполненного транспорта. У нас в таком случае спрашивают у впередистоящего: «Вы не выходите?» В Японии подобные заявления вызывают лишь недоуменные взгляды. Впрочем, лучший способ выходить из по­добных затруднений - подсматривать за местными жителями и поступать так же. Мне довольно быстро удалось разгадать тайну выхода из автобуса или вагона метро. В подобных случаях японец громко кричит «Выхожу!!!» и, выставив вперед вытянутую руку, начинает упорно пробиваться к дверям. Вообще, мимика, жесты, манера разговора – вещь довольно-таки заразная. Я до сих пор не могу избавиться от привычки постоянно поддакивать. Поддакивание - непремен­ный атрибут японского общения: если ты молчишь более 10 секунд, собеседник начинает подозревать, что ты его не слы­шишь. Чрезвычайно сложно также ока­залось отделаться от приобретенной в Японии привычки кланяться при встрече и даже во время телефонного разговора. По телефону собеседник тебя, конечно, не видит, но ты-то все равно его уважа­ешь! К тому же, и он там, с той стороны провода, тоже, наверняка, кланяется...


УДОБНАЯ ЖИЗНЬ


Жизнь в Японии удобна. Просто сущест­вует множество предметов вроде бы не крайне необходимых, но гениально удоб­ных - к ним так привыкаешь, что потом вообще непонятно, как без них жить. Например, чудо из чудес - термонаклей­ки. Их можно приклеить куда хочешь, и они будут греть тебя часов шесть. Есть также термостельки, термоперчатки и всякое прочее. А я еще удивлялась, почему в холодное время многие японцы так легко одеты. Да зачем им теплое пальто - у них своя печка с собой. Или на всех углах стоят торговые автома­ты, где за мелочь можно купить прохла­дительные напитки, печенье, мороженое. Не надо искать магазин, что-то просить... Пользоваться автоматами крайне просто... И обезьяна сумеет - говорят японцы. В этой фразе нет преувеличений - в Японии множество парков и просто жилых окраин, куда с гор регулярно спус­каются стаи крупных зеленых макак. Они поджидают прохожих и клянчат у них монетки, которые тут же бросают в тор­говые автоматы. Макаки даже научились открывать за колечки жестяные банки с пепси. И люди охотно дают мохнатым особам мелочь - лишь бы посмотреть, как те будут управ­ляться с торговоавтоматной техникой. Кстати, слово «макака» - одно из немногих русских слов, заимствованных у японцев, - происходит от японского «маккака» - «ярко-красный». Так японцы называют своих обезьян потому, что у них красные мордочки и тыловые части. К чему сложно привыкнуть, так это к малень­ким, просто кукольным размерам японских квартир - о спанье на полу и еде за низким столиком, сидя на коленях, умолчим. В Японии многие держат животных - кошек или маленьких собачек: болонок, такс и т.д. Маленькие размеры собак объясняются ма­ленькими размерами квартир. А в зоомагазине выяснилось, что полосатый беспородный котенок стоит около б тысяч долларов, собачка - и того дороже. Потом мне объяснили - эти безумные цены определяются законом для того, чтобы никто не выбрасывал надоевших зверьков на улицу. Такого дорогого котенка, конечно, никто из дома не выставит...


КОНФУЗЫ НОВИЧКОВ


Иностранцев в Японии поджида­ет масса трудностей. Даже знание языка от конфузов не спасает. Коронный номер - туалетные приключения. Самый распространенный для западного европейца промах - подумать, что в обще­ственном туалете украли унитаз. Дело в том, что в Японии общественные унитазы в боль­шинстве своем низкие - для сидения на кор­точках. Второй по распространенности конфуз- неправильно развернуться. Использовать такой унитаз надо сидя спиной к двери. Но моя «туалетная история» переплюнула все эти мелкие радости: в одном из благоустроенных туалетов крупного торгового центра я почему-то не смогла обнаружить кнопку слива, зато нашла другую - сбоку и красненькую. После нажатия на нее взвыла сирена. Слава Богу, у меня хватило ума быстренько ретироваться и уже из-за угла наблюдать, как команда бравых полицейских проследовала в женский туалет и стала распугивать барышень из кабинок... Дело в том, что кабины женских туалетов оснащены сигнализацией. Где находилась кнопка слива, я до сих пор не могу понять. Еще одна крупная ловушка для иностранца - сырая рыба. Мне казалось, что сырую рыбу есть невозможно. При этом, конечно, представ­лялся наш прудовой карпик - весь в чешуе,с резким запахом тины. В действительности все оказалось не так. Начать с того, что японцы фактически не употребляют в пищу речную рыбу - только морскую. По правилу, утром выловили - вечером съели. Свежая морская рыба вообще без запаха, зато имеет потряса­ющий вкус. Много видов рыбы, и вкусов тоже много. В общем, в первый же день пребывания в Японии я поняла, что у меня нет никаких про­блем с поеданием сырой рыбы. А вот с одним моим знакомым в связи с этим произошла презабавная история - он тоже впервые попал в Японию, а до того клятвенно обещал себе не есть сырой рыбы. И, надо сказать, вернулся из коман­дировки в полной уверенности, что сырой рыбы не ел, а та вкусная, хитро приготовленная рыбка, которой он питался каждый день, была вовсе не сырой, а какой-то особенной, редкой глубоководной рыбиной... Дело в том, что приятель мой по-японски говорить не умеет, а у англоговорящих японцев есть некоторые особенности произношения. В час­тности, они путают буквы «Р» и «Л». Когда же моему приятелю вежливо предлагали отведать «low fish» - глубоководную рыбу, как он понимал, на самом деле японцы имели в виду «row fish» - сырую рыбу.


НА ЗАДВОРКАХ БОЛЬШОГО ГОРОДА


Токио огромен и крайне урбанизирован. Но когда за «спиной» небоскреба вдруг натыкаешься на ма­ленький синтоистский храм с красными воротцами-ториями и трогательными фигурками лис в вязаных передничках, начинаешь понимать, что не все в этой стране так ясно и просто, так продуманно, совре­менно и технологично - за изнанкой современного мира живет и дышит древняя душа традиций. Со временем понимаешь и то, что душа традиций также дышит и в сердце каждого японца - независимо от его возраста, профессии или цвета покраски волос. Но это потом. А пока на задворках токийского небос­креба хочется прыгать от восторга, обнимать малень­ких синтоистских лисичек и благоговейно вдыхать ароматный пепел из курительницы. Потому что это то самое, настоящее, ради чего сюда стоило приехать.


ДРУГАЯ ЯПОНИЯ


Мегаполисы - это не вся Япония, а только ее меньшая часть. Есть и другая, большая часть - с лесами и парками, озерами, рыбацкими портами и маленькими деревеньками. Первое, что поражает, - в Японии другие запахи: по-другому пахнут деревья, цветы, дождь - САМ ВОЗ­ДУХ. А всем известная сакура, которая представляет­ся нам небольшим кустиком, на самом деле - огром­ное дерево с темными толстыми стволами и пеной, пеной цветов. Поражают не только ее размеры, но и количество - если цветет сакура, то кажется, будто Япония затоплена цветочной пеной полностью: от первого храма до последнего мусорника... У сакуры нет плодов. Так говорили, а я не верила - как может не быть плодов, если есть цветы? Потом долго ходила смотреть неотцветшую сакуру: нет ли плодов? Нет... Правда, нет! Кстати, называть сакуру японской виш­ней не совсем верно. Цветы, действительно, похожи, но ботанически сакура гораздо ближе к черемухе. А в августе в Японии случается другое эпохаль­ное событие - из земли вылазят цикады и на­чинают трещать. Они по форме похожи на мух, только в длину сантиметров 10, а то и больше. Звук от них, как от циркулярной пилы. Я дол­го не могла поверить, что слышу голос живого существа, а не работающего механизма.


СЕЗОННАЯ ЖИЗНЬ


Время года для японца - не просто повод подумать об отпуске или показатель того, какую одежу надеть. Вся жизнь в Японии пронизана ощущением сезона и тех природных радостей, которые он дарит. У каждого месяца - свои подарки. И это не только традици­онные праздники, но и волны цветения каких-нибудь особенных цветов. В декабре зацветает камелия, в январе-феврале - слива. Март - царство душистой дафны, апрель - сакуры и глицинии, а в мае живые изгороди покрывают цветки азалий. В июне цветут ирисы и гортензии, в июле-августе - лотос, в сен­тябре-октябре наступает черед лилий и хризантем, в ноябре краснеют клены. Как будто цветут... Холодной зимой буддистский монах на террасе храма все так же, как и 500 лет назад, пишет тушью иерог­лифы. Японцы все так же обжигают глину и украша­ют дома веточками сливы, расписывают шелк, выра­щивают сады и одеваются в кимоно. Почти каждый японец умеет создавать что-то национальное. Кал­лиграфия, икебана, садо (чайная церемония), хайку и бонсай - все так же, как и прежде, вхожи в каждый дом. Все так же тонко чувствуется красота. Все так же ценятся замшелые камни и опадающие лепестки... А вот мальчишки в Японии точно такие же, как и наши: вертлявые и любопытные. Запах реки, земли, моря и осенней горящей травы - как у нас. 3t все-таки мы живем на одной планете, у одного оке­ана, под одним небом. И человеческие детеныши всюду одинаковы - как, впрочем, и люди вообще. Все люди на Земле печалятся и радуются при­мерно одинаково. Одинаково смеются и плачут. Во всех странах одинаково. Но все же... Наверное, только в Японии может случиться так, что два важных пожилых бизнесмена вдруг остановят­ся и замрут, любуясь красотой алого полевого цветочка - космеи, сквозь лепестки которого просвечивает закатное осеннее солнце... 


Ева


Возврат к списку

Регистрация

Имя / Фамилия
E-mail / Логин
Пароль Пароль еще раз
(мин. 6 символов)

Авторизация

E-mail / Логин
Пароль
Регистрация